next prev

24 Января 2020

Апаликов после волейбола занялся арендой спецтехники. Поговорили с ним о тракторах и карьере

Апаликов после волейбола занялся арендой спецтехники. Поговорили с ним о тракторах и карьере

Интервью с олимпийским чемпионом.

37-летний блокирующий Николай Апаликов – один из триумфаторов Олимпиады-2012. Всего он провёл за сборную России почти сотню матчей, выиграв с ней Кубок мира, чемпионат Европы и Мировую лигу.

На клубном уровне Николай лучшие годы карьеры провёл в «Зените», с которым взял 16 титулов. Жизнь после волейбола волейболист также связал с Казанью, построив в городе дом и запустив бизнес.

В большом интервью «БИЗНЕС Online» Апаликов официально объявил о завершении карьеры и рассказал:

● тренер может либо немножко помочь, либо очень сильно навредить;

● Сургут бы завоевал Кубок ЕКВ, если бы не мельдониевый скандал;

● в волейболе только игрок уровня Леона сможет жить припеваючи после завершения карьеры;

● непрофессионально, если бывшие игроки идут в тренеры от безысходности.

– Николай, осенью агент Антон Бобров говорил, что ищет для вас варианты. Они появлялись?

– Были три призрачных варианта. Но это скорее был интерес, чем конкретные предложения. Думаю, клубы отпугнули и мой возраст, и серьёзная травма ахилла, которую я получил в октябре 2017 года в «Кузбассе». Еще одна причина – небольшое игровое время, которое я в прошлом сезоне имел в «Локомотиве», хотя к ноябрю набрал форму и на тренировках показывал хороший уровень. По большому счету, меня два года толком не видели в деле и, разумеется, побоялись брать.

– Готовы были подвинуться в деньгах?

– На протяжении всей карьеры особо не гнался за деньгами. Были другие приоритеты – максимальные цели, титулы. Когда играл в казанском «Зените», у меня от других клубов были предложения по контракту в полтора и даже в два раза больше, но я никуда не уходил. Сейчас вопрос тоже был не в финансах, поэтому в высшую лигу А не пошёл бы даже на хорошие деньги – просто не мой уровень. Сидеть на банке в суперлиге для меня тоже было непривычно. Может быть и к лучшему, что варианты не нашлись. Положа руку на сердце, я уже немного психологически подустал от волейбола. Пришло время завершить карьеру.

«РЕПУТАЦИЯ КОМПАНИИ ВАЖНЕЕ ВСЕГО»

– Чем вы сейчас занимаетесь?

– Еще в 2013 году мы с моим другом Валерием, у которого уже был опыт работы в сфере транспортных услуг, учредили в Казани фирму «СтройСпецТех». Мы предоставляем в аренду экскаваторы-погрузчики, у нас есть гидромолот, ямобур, кран-манипулятор, так называемая воровайка. Разумеется, во время игровой карьеры я был только инвестором – мы вместе вложились в это дело. Купили один трактор, потом другой, затем постепенно докупали оборудование и наняли директора. Сейчас у меня появилась возможность самому этим заниматься.

– Почему вас заинтересовала именно эта сфера деятельности?

– Техника с детства была мне интересна. Помню, летом в деревне во время сенокоса всё время катался со своими дядями на тракторах, «Камазах». Я знаю, как они устроены. Я понимал, что в волейболе не навечно и нужно готовить какой-то плацдарм на будущее, чтобы зарабатывать после завершения карьеры. Техника – это та сфера, которая мне близка и в которой я разбираюсь. Сейчас с головой погрузился в это дело. Читаю книги по бизнесу, по экономике. Сначала для меня это был тёмный лес, но сейчас постепенно осваиваюсь.

– Что входит в вашу ежедневную работу?

– У техники есть свойство ломаться. Если у какой-то машины на объекте поломка, моя задача – максимально быстро её устранить. Заказчики не любят, когда машина простаивает. Ищешь какие-то запчасти, расходники и везёшь их на объект. У тракторов чаще всего возникают проблемы со шлангами высокого давления. Этих шлангов в тракторе около 50-ти – разной длины и диаметра. Иногда у них просто выходит срок эксплуатации, иногда они ломаются из-за давления или погодных условий. Это нормальное явление. Вторая задача – поиск клиентов. Третья – документация. С этим мне пока помогают.

– А государство помогает малому бизнесу?

– Об этом часто говорят по телевизору, но на деле не всё так хорошо. Хотелось бы больше адресной поддержки – снижения ставок по кредитам, понижения налогов. Сейчас они высокие.

– Что с конкуренцией на рынке?

– Она серьёзная. На рынке очень много техники, у клиентов есть из чего выбирать. В этом бизнесе все крутятся как могут. Некоторые фирмы занижают цены за час аренды, но очень неспешно выполняют свою работу. В итоге клиент часто переплачивает. Мы на начальном этапе решили для себя, что репутация компании важнее, поэтому такими вещами заниматься не будем. Мы специально берём квалифицированных машинистов с большим опытом работы на конкретном виде техники. В итоге он приезжает и за 5 часов выполняет то, что другой может делать 10 часов. 

«НЕ БЫЛО ЗАДАЧИ ПОСЛЕ ВОЛЕЙБОЛА ЛЕЖАТЬ НА ДИВАНЕ»

– Что самое сложное в вашем бизнесе?

– Найти новых клиентов. Репутация в этом плане крайне важна для сарафанного радио. Директор какой-то строительной фирмы может посоветовать нас партнёрам, а может рекомендовать других. Разумеется, в любом виде бизнеса важны и личные связи, знакомства. Периодически запускаем рекламу в поисковиках, но это довольно дорогое удовольствие.

– Кто основные клиенты?

– Они совершенно разные. Это могут быть и частники, которым нужна техника при строительстве дома, и крупные компании, у которых горят сроки и им не хватает машин для выполнения объема работ.

– Где деньги даются проще – в волейболе или в бизнесе?

– Нигде непросто. В волейболе ты, по большому счету, получаешь деньги за то, что расходуешь ресурсы организма. Сейчас деньги тоже не падают с воздуха. Чтобы получать прибыль, тоже нужно вкладываться. Везде есть свои риски. Если в спорте это травма, то в нашем бизнесе – серьёзная поломка техники или отсутствие заказов. Сейчас вот, в январе, мёртвый сезон, заказов мало.

– Нереально было по ходу карьеры скопить столько денег, чтобы не работать после карьеры?

– Ну, вы переоцениваете зарплаты волейболистов, которые по сравнению с другими игровыми видами спорта ничтожно малы. Это же не футбол и не хоккей. Наверное, только игрок уровня Вильфредо Леона в волейболе сможет жить припеваючи после завершения карьеры. У меня на самом деле не было задачи после ухода из волейбола лежать на диване и ничего не делать, хотелось дальше развиваться. Сейчас у меня другая жизнь, совсем другой круг общения. Я не ограничиваю себя текущим бизнесом. Возможно, он станет только этапом для понимания всех процессов. На самом деле у меня есть много идей, начиная от сферы услуг до производства.

– Ваши нынешние доходы сопоставимы с волейбольными?

– На данный момент нет. Могут быть сопоставимы, если будет много единиц техники. А это зависит от спроса. Но, как я уже говорил, конкуренция высокая, пробиться непросто, но мы стараемся. Планы большие.

– Почему вы купили британские тракторы JCB? Почему не отечественный производитель?

– JCB – маневренная машина, у которой много возможностей. Начиная от уборки снега, копкой траншей и котлованов до бурения небольших скважин. Зимой еще актуален гидромолот. Земля промерзает и просто ковшом не раскопаешь.

– У вас на сайте написано, что цена на услуги договорная. Почему нет четких расценок?

– Потому что имеет значение сезон и заказчик. Если это постоянный клиент – скидка. Если берётся восемь смен и больше – скидка. Здесь индивидуальный подход. В целом в зимний период цены ниже.

«ВИДЕЛ, КАК ЛЮДИ ЛОМАЛИСЬ В «ИЗУМРУДЕ», НО БЛАГОДАРЕН КЛУБУ»

– Когда вы решили обосноваться в Казани?

– Я перешёл в «Зенит» в 2007-м и, наверное, года через три понял, что этот город подходит моей семье и по инфраструктуре, и по климату. Он красивый и современный. До этого я играл в Екатеринбурге и контраст между городами на тот момент был серьёзный.

– «Потеря веса, нервный срыв, синяки под глазами, ежедневная боль в мышцах и ломка в суставах – это знакомо всем, кто играл у Валерия Алфёрова», – рассказывал нам в интервью Дмитрий Шестак. С какими чувствами вы вспоминаете времена в «Изумруде»?

– Я тоже видел, как люди там ломались и физически, и психологически. В «Изумруде» всегда были большие нагрузки, мы работали на износ. Но на тот момент я был молод и здоровье мне позволяло так работать. Конечно, приходилось терпеть. Но это приходится делать на протяжении всей карьеры – периодически превозмогать боль, лень, апатию, психологическое давление. Считаю, что без тех нагрузок я вряд ли вырос бы в серьёзного спортсмена. Валерий Алфёров и Владимир Бабакин заложили «физику», которая позволила мне достаточно долго играть на высоком уровне. Я благодарен «Изумруду».

– После Екатеринбурга вы восемь лет отыграли в Казани – очень долго в реалиях современного профессионального спорта.

– Меня всё устраивало – команда всегда боролась за титулы, в ней была хорошая рабочая атмосфера, а в самом клубе профессионально была выстроена работа.

– В 2012 году «Зенит» не вышел в «Финал шести», но затем купил за 2,5 млн рублей wild card, причем скинулись сами игроки. Как это происходило?

– Насколько помню, Владимир Алекно зашёл в раздевалку и сказал, что есть возможность продолжить борьбу в турнире, если мы готовы поставить на это свои деньги и отвечать за результат. Провели голосование – решение было единогласным. Все хотели доказать, что поражение от «Факела» было случайностью. В итоге мы дошли до финала и вернули деньги.

– В казанском «Зените» много сезонов была тройка блокирующих Апаликов – Богомолов – Абросимов / Егорчев. Потом в клубах пошла мода на четырёх блокирующихПочему?

– Когда трое центров, на них ложится большая нагрузка, в том числе в тренировочном процессе. Это посильная нагрузка, но если есть возможность, лучше иметь в команде четырёх блокирующих, хотя это, безусловно, дополнительные затраты для клуба. Четвёртый блокирующий обычно берётся ради тренировок и мало используется в матчах, хотя если клуб выступает в еврокубках, игровой практики может хватить всем.

– Массажист «Зенита» Рамис Шириязданов в своё время рассказывал, что вы к нему вообще почти не заходили.

– Кому-то действительно чуть ли не ежедневно нужен массаж. Мне это вредило. Я после массажа чувствовал себе вялым, терял тонус, скорость и реакцию. Такая вот особенность организма. На опыте ощущал, что я лучше играю, когда руки и ноги чуть-чуть подзабиты. Ходил к массажистам только в случае крайней необходимости, если уже сводило мышцы.

«РОЛЬ ТРЕНЕРА СИЛЬНО ЗАВЫШЕНА»

– Вы три сезона играли в Казани вместе с Алексеем Вербовым. Уже тогда было понятно, что он станет тренером?

– Да, он всегда этим горел. Я считаю, что это правильно, когда тренерами становятся люди, которые живут этим, мечтают об этом. К сожалению, некоторые идут в эту профессию просто от безысходности – считая, что ничего больше делать не умеют. Таких много, хотя это непрофессионально и нечестно.

– Вы задумывались о тренерской работе?

– Тренеру иногда нужно говорить то, что от тебя хотят услышать. Нужно с разными людьми вести себя по-разному, быть кому-то удобным. Это не моя тема. Я в один прекрасный момент могу высказать всё, что думаю и это ни к чему хорошему не приведёт. Кроме того, это опять жизнь на чемоданах: самолёты, отели. Я не хочу пропустить, как растут мои дети. Сейчас я удовольствием отдыхаю от постоянных путешествий – оседлая жизнь мне нравится.

– Помните тренерскую установку, после которой вам хотелось выйти на площадку и разорвать соперника?

– Таких не было. На мой взгляд, роль тренера вообще сильно завышена, особенно в игровых видах спорта. Играют спортсмены, они делают результат. Тренер может либо немножко помочь, либо очень сильно навредить.

– Интересное мнение, которое может обидеть тренеров.

– Я не преследую такой цели. Это моё субъективное мнение. Тем более я не принижаю их значимость, но иногда их вклад в победы переоценивают. Безусловно, тренер должен быть знатоком самой игры, хорошо разбираться в психологии, в физических нагрузках, чтобы не поломать людей. Но всё-таки без игроков тренер – никто.

– Когда «Кузбасс» весной стал чемпионом, все говорили как раз о факторе Туомаса Саммелвуо. Победу называли тренерской.

– Забывая, что клуб строил эту команду несколько лет, подписывая долгосрочные контракты, а сами волейболисты показали высочайший уровень игры. При этом Саммелвуо, безусловно, сильный специалист. Мне понравилось с ним работать. Он хорошо выстраивает командную работу. У него всё построено на честном отношении к делу. Он требователен и не любит, когда кто-то не дорабатывает, халявит. Тактика, конечно, тоже есть. Но он не перегружает видео. У некоторых тренеров разбор соперника может длиться 1,5-2 часа. Ты засыпаешь с тонной информации, которую в принципе переварить не можешь. У Саммелвуо лишних вещей нет.

– Благодаря чему «Кузбасс» стал чемпионом?

– Во-первых, игроки «Кузбасса» были более голодными, чем игроки «Зенита». Это было видно невооруженным взглядом. Во-вторых, классно сыграл Виктор Полетаев. Без него «Кузбасс» – совершенно другая команда. В-третьих, на протяжении двух-трёх лет кемеровчане кусали Казань. «Зенит» часто висел на волоске, но вылазил за счёт Леона, который мог сделать 10 эйсов за игру. В Казани просто не сделали своевременных выводов.

«ОЛИМПИЙСКУЮ МЕДАЛЬ ХРАНЮ В СЕЙФЕ»

– Сколько килограмм вы набрали, когда закончили играть?

– Был период, когда расслабился. На три-четыре месяца забыл, что такое зал. Начал прибавлять в весе, но это не было критично. Потом вернулся к правильному питанию, начал ходить на тренировки – тренажеры, кардио. Проблем с весом сейчас нет. Поддерживаю форму. Играть при этом пока совершенно не тянет. Наверное, нужно какое-то время полностью отдохнуть от волейбола.

– Вам нужен персональный тренер, чтобы контролировал тренировки, где-то заставлял делать какие-то упражнения?

– У меня достаточно большой опыт в профессиональном спорте, я знаю, что мне нужно. Если ты работаешь из-под палки, то на серьёзном уровне вообще долго не протянешь. Я видел суперталантливых ребят, которые ничего не делали в тренажерке и просто заканчивались. Ты не можешь на площадке показывать максимум, если у тебя мышцы и связки не готовы. Можешь, но быстро исчерпаешь ресурсы организма и просто сдуешься.

– Иногда спортсмены играют через боль. Это правильно?

– Любой профессионал играет с определёнными болями. Наверное, только в 20 лет я выходил на площадку и меня ничего не беспокоило. Но по ходу карьеры то колено травмируешь, то плечо. И потом это даёт о себе знать. Вопрос в том, как человек относится к боли. У кого-то кольнёт чуть-чуть – «всё, я не могу играть». С другой стороны, врачи говорят, что терпеть не стоит, потому что это усугубляет травму. Я всегда считал, что если это нужно команде, а ты можешь перетерпеть боль и принести ей пользу в важном матче – должен терпеть. Таких примеров было много на той же Олимпиаде в Лондоне.

– В финале Олимпиады вы выиграли у Бразилии с 0:2 по партиям. Что помогает переламывать матчи в такой ситуации?

– Зачастую банальная вещь – физическое превосходство в силовых элементах. Иногда 50 на 50 – сила и характер. Ты понимаешь, что горишь, достаёшь изнутри резервы и начинаешь отдаваться игре еще больше. Когда это получается у всей команды, происходят такие камбэки.

– Как статус олимпийского чемпиона помогает вам в жизни?

– У олимпийских чемпионов есть стипендия – она помогает после завершения карьеры. В остальном это не тот статус, который открывает двери. Людям часто просто безразлично, что ты олимпийский чемпион. Я не говорю, что это плохо, это просто данность.

– Как вы относитесь к собственным трофеям? Создали мини-музей дома?

– Самые знаковые и ценные медали – олимпийскую, с чемпионата Европы и Мировой лиги – храню в сейфе. Для остальных пока места не нашёл. Пока нет желания пересматривать какие-то матчи, любоваться медалями и ностальгировать. Может быть, на пенсии появится? (улыбается) Единственное, в кабинете повесил командные фото из сборной и «Зенита».

– Ходите на матчи в Казани?

– Пока нет. Слежу за результатами «Зенита» и сборной России в интернете, смотрю трансляции, если есть возможность.

– С кем из бывших одноклубников стабильно поддерживаете отношения?

– Чаще всего с Игорем Кобзарем, с которым играли и в Казани, и в Кемерове. Мы всегда хорошо общались и сейчас периодически созваниваемся. С Владом Бабичевым тоже поддерживаем отношения.

«ЖЁСТКИЕ РАЗГОВОРЫ В РАЗДЕВАЛКЕ – НОРМА»

– Кого вы считаете лучшим российским блокирующим прямо сейчас?

– Мне импонирует Ильяс Куркаев. Он – трудолюбивый парень и у него всё должно быть хорошо. Он уже игрок высокого уровня, но, думаю, еще будет прогрессировать.

– Кто лучший связующий, с которым вы играли?

– Безусловно, Ллой Болл. После него в моей карьере были такие легенды как Никола Грбич, Валерио Вермильо, но с Ллоем было суперудобно играть в 95% случаях. Еще могу отметить Алексу Брджовича, с которым пересекался в Сургуте. Молодой, наглый, бесстрашный – у него были те качества, которые нужны связующему. Жаль, что у него потом возникли проблемы со здоровьем.

– В сезоне 2015/16 вы вместе дошли до финала Кубка ЕКВ с «Берлином», но на ответный матч не вышли сразу пять основных игроков – вы, Брджович, Константин Бакун, Алексей Сафонов и Алексей Кабешов.

– Это было на фоне мельдониевого скандала. Пройти столько допинг-тестов, всегда быть чистым и попасться на какой-то выдуманной ерунде? Было принято решение, что не стоит рисковать будущим кандидатов на Олимпиаду. К сожалению, так сложилась ситуация. Безусловно, в боевом составе мы бы выиграли этот трофей дома. Для Сургута это была бы большая победа. Жаль, что всё так сложилось.

– Сейчас в Сургуте практикуют йогу. Вы это застали?

– Застал, но меня это не коснулось. Мы с Рафаэлем Хабибуллиным пришли к выводу, что мне это не нужно. Сначала суперэмоциональность этого тренера, конечно, меня удивляла, но постепенно я к ней привык. А что касается волейбола, то это опытный специалист, который разбирается в игре. Он часто делал грамотные и эффективные замены.

– У вас случались конфликты в командах, после которых вы могли не здороваться или не разговаривать с партнёром по команде?

– Нет, я же не в женских командах играл. (смеётся) Какой смысл обижаться? Я всегда был сторонником того, что если есть что сказать – лучше выговориться. Молчание – глупо. Да, какие-то слова могут привести к конфликту. Но есть много примеров, когда люди, врезав друг другу, становились лучшими друзьями.

– И такое бывало?

– Я к тому, что жёсткие разговоры с мужском коллективе – это норма. И зачастую это приводит к положительным последствиям. Обиды, напротив, разрушают коллектив. Я не безгрешен – бывало жёстко выговаривал, но это было по делу. Например, если видел, что человек относится к делу не очень профессионально.

– Есть такое понятие как «лидер в раздевалке»? Что это за игрок?

– На мой взгляд, лидером в раздевалке может быть только тот игрок, который проявляет себя лидером и на площадке. Который умеет брать на себя ответственность не только на словах, но и на делах.

– В футбольных и хоккейных командах иногда возникают группировки. В волейболе есть такая проблема?

– Я с таким не сталкивался. Но в силу разного возраста в любом случае появляются компании по интересам. У всех свои взгляды на жизнь, на культуру отдыха. Если в команде адекватный капитан, то он обычно один-два раза в месяц собирает всю команду с жёнами. Это важно для формирования команды. Но даже на таких мероприятиях все разговоры, как правило, сводятся к волейболу. Когда живёшь в этой системе, не можешь полностью отключиться.

Досье «Спорт БО» 
Николай АПАЛИКОВ 
Амплуа: блокирующий 
Дата рождения: 26.08.1982 
Место рождения: Орск 
Карьера: «Локомотив-Изумруд» (Екатеринбург) – 2000 - 2007, «Зенит-Казань» (2007 - 2015); «Газпром-Югра» (Сургут) – 2015/16; «Кузбасс» (Кемерово) – 2016 - 2018; «Локомотив» (Новосибирск) – 2018/19. 
Главные достижения в сборной: олимпийский чемпион (2012), обладатель Кубка мира (2011), победитель Мировой лиги (2011, 2013), чемпион Европы (2013). 
В составе сборной России сыграл 95 матчей. 
Главные достижения в клубах: победитель Лиги чемпионов (2008, 2012, 2015), чемпион России (2009, 2010, 2011, 2012, 2014, 2015), обладатель Кубка России (2000, 2007, 2009, 2014), обладатель Суперкубка России (2010, 2011, 2012).



22 Февраля
Суперлига Париматч 2019/2020. 19-й тур
:

Кузбасс (Кемерово)

Динамо (Москва)

г. Кемерово, СРК "Арена", 17:00 (кем.)
19 Февраля
Лига чемпионов. Групповой этап
:

Кузбасс (Кемерово)

Берлин (Германия)

3 : 2

КомандаИВПО
1 Локомотив
(Новосибирск)
16 14 2 41 1
2 Динамо
(Москва)
17 13 4 36 1
3 Зенит-Казань
(Казань)
15 12 3 36 1
4 Кузбасс
(Кемерово)
16 12 4 33 1
5 Зенит
(Санкт-Петербург)
16 10 6 30 1
6 Факел
(Новый Уренгой)
16 9 7 32 1
7 Енисей
(Красноярск)
16 8 8 26 1
8 Белогорье
(Белгород)
16 7 9 20 1
9 АСК
(Нижний Новгород)
17 6 11 16 1
10 Урал
(Уфа)
17 5 12 18 1
11 Динамо-ЛО
(Сосновый бор)
16 5 11 18 1
12 Газпром-Югра
(Сургут)
15 5 10 14 1
13 Югра-Самотлор
(Нижневартовск)
17 4 13 11 1
14 Нова
(Новокуйбышевск)
16 3 13 8 1
КомандаИВПО
1 Локомотив-ЦИВС
(Новосибирск)
30 28 2 81 2
2 Динамо-Олимп
(Москва)
28 23 5 66 2
3 Университет
(Нижневартовск)
28 21 7 62 2
4 Кузбасс-2
(Кемерово)
30 20 10 61 2
5 Факел
(Новый Уренгой)
28 20 8 55 2
6 Белогорье-2
(Белгород)
28 18 10 54 2
7 Зенит-2
(Санкт-Петербург)
28 18 10 54 2
8 Динамо-ЛО-2
(Сосновый бор)
30 15 15 44 2
9 Звезда Югры
(Сургут)
28 13 15 41 2
10 Нова-2
(Новокуйбышевск)
28 12 16 37 2
11 Енисей-2
(Красноярск)
30 11 19 33 2
12 Ярославские медведи
(Ярославль)
28 9 19 27 2
13 Зенит-УОР
(Казань)
28 8 20 30 2
14 Беркуты Урала
(Уфа)
28 7 21 22 2
15 АСК-2
(Нижний Новгород)
28 3 25 10 2
16 Тюмень-2
(Тюмень)
28 2 26 7 2
Февраль
2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
2
3 4 6 7 9
10 11 13 14 16
17 18 20 21 23
24 25 26 27 28

Февраль
2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
опрос

партнеры
Интернет сайты
разработка и поддержка
Компания Элефант - разработака и поддержка интерент сайтов и интеренет магазинов
?>