next prev

19 Января 2019

Максим Жигалов: «В Польше много «железа» – игроки могли бы пойти в тяжёлую атлетику»

Максим Жигалов: «В Польше много «железа» – игроки могли бы пойти в тяжёлую атлетику»

Российский диагональный зажигает в «Радоме».

Трансфер Жигалова называют самым удачным в польской лиге в межсезонье-2018. И это неудивительно. Сейчас 29-летний российский диагональный возглавляет список лучших бомбардиров «Радома», а его команда идёт на 4-м месте в чемпионате, опережая привычных лидеров – «Скру», «Ресовию», «Ольштын» и «Гданьск». Команда Жигалова выиграла 9 из 14 матчей, а он трижды становился MVP.

– Максим, что вас больше всего удивило в Польше за несколько месяцев жизни в этой стране?

– Отправляясь в Польшу, мы с супругой не представляли, что нас ждёт: как сложится быт, как примет, город и команда. Жизнь в другой стране на протяжении длительного времени оказалась интересным жизненным опытом. Прежде всего, я не ожидал, что русские и поляки будут настолько похожими в плане менталитета и личностных отношений.

– Тренер Дмитрий Скорый, который уже давно живёт в Польше, отмечал, что у поляков не такая широкая душа, как у россиян...

– Это интересная тема. Мы с супругой не раз обсуждали её во время нахождения здесь. Возможно, особый менталитет и характер закладывается из-за географических особенностей страны. Например, мой швейцарский одноклубник Рето Гигер в шоке от размеров полей и количества свободной земли в Польше. Европейцы привыкли жить на небольших территориях, в домах впритирку друг с другом. Российский же человек привык к бескрайним просторам, как писали классики. Может быть, это и накладывает отпечаток на широту русской души.

– У России и Польши не самые хорошие политические отношения. Вы это ощущаете?

– Честно говоря, я не вникал в какие-то политические детали, когда собирался ехать в Польшу. Но с кем бы я не познакомился в этой стране, все тепло встречают, улыбаются, предлагают помощь. Когда я только приехал и искал жилье, тренер познакомил с многолетними болельщиками команды, у которых домик за городом. Они были рады меня видеть – накормили и напоили. Не вижу какого-то предвзятого отношения к себе, как к россиянину.

– Что вам больше всего нравится в Польше? 

– Мне пока тяжело говорить о стране в целом, поскольку график тренировок и игр ограничивает в перемещениях. Если бывает выходной, можно сесть в машину и в считанные часы добраться в другой город, но пока это случается не слишком часто. Несколько выходных было только на Новый год, и мы провели время в Варшаве. Безусловно, было бы интересно посмотреть и другие польские города. Что касается Радома, то это маленький город, раза в два меньше, чем Белгород.

«ПРЫГЕЛЬ ВСПОМИНАЕТ РУССКУЮ БАНЮ»

– Как вы оказались в «Радоме»?

– Стоит начать с того, что у меня был контракт еще на один год с «Белогорьем». Чтобы уйти, нужно было заплатить неустойку. Когда моему агенту удалось снизить ее до приемлемой суммы, было уже достаточно поздно – конец сезона 2017/18. До этого момента я не знал, останусь ли я в Белгороде или нет. «Радом» на тот момент оказался одним из немногих в Европе и России неукомплектованных клубов, который был готов с учетом неустойки подписать контракт на год. Российские клубы уже были укомплектованы. Мне хотелось получить стабильную игровую практику и попробовать что-то новое. Поэтому Польша оказалась идеальным вариантом – интересный чемпионат, амбициозная команда, тренер, с которым можно общаться и на русском, и на английском языке. Я благодарен «Радому» за приглашение. Пока реальность совпадает с ожиданиями, но мы же понимаем, что в спорте многое зависит от результата. Если он будет успешным, то и впечатления останутся хорошими.

– Получается, думать о будущем нужно будет уже в ближайшее время?

– Да, где-то с февраля начинаются переговоры.

– Хотите остаться в Польше или вернуться домой?

– Этот вопрос пока открыт. Буду смотреть на предложения.

– Ваш главный тренер Роберт Прыгель будучи игроком четыре сезона провёл в Сургуте. Травит байки?

– Пару раз в шутливой форме вспоминал Рафаэля Хабибуллина. Еще рассказывал, что ему очень нравилась русская баня, хотя поляки вообще не особо банщики. А так ничего особенного пока не рассказывал.

– В чем специфика тренировок в вашем клубе?

– Мне кажется, у любого тренера процесс работы отличается, у каждого свое наполнение тренировок. Это зависит от того, на какой позиции раньше играл тренер и как он видит волейбол.

Первое, что бросилось в глаза в «Радоме» и что я ощутил на себе – насколько много команда работает с «железом». Пожалуй, некоторые мои одноклубники могли бы поучаствовать в соревнованиях по тяжёлой атлетике (смеётся). Общаясь с другими игроками, приходим к выводу, что это старая школа и сейчас практически везде отходят от тяжелых физических нагрузок, от штанги. Много «железа» осталось только в Польше и в некоторых российских командах. Мне потребовалось какое-то время, чтобы привыкнуть и найти с тренером по физической подготовке оптимальные нагрузки, чтобы не получить травм.

Еще один момент, который меня удивил, – отсутствие выходных. Если в России раз в три - четыре дня у игроков почти всегда есть возможность отдохнуть, то здесь это нередко опускается. Опять-таки это видение тренера, мы должны выполнять его требования. 

– Сергей Шляпников следит за вами? Звонит?

– Не звонил, но писал. Интересовался, как дела.

«УРОВЕНЬ ПОЛЬСКОЙ ЛИГИ ПОЗВОЛЯЕТ ВЫИГРЫВАТЬ ЧМ»

– «Радом» пока главная сенсация чемпионата Польши – после первого круга вы идёте на 4-м месте, опережая многих участников еврокубков...

– Перед сезоном перед нами ставилась задача попасть в плей-офф. В Польше это первая шестёрка, причем две первые команды напрямую выходят в полуфинал. Как говорится, аппетит приходит во время еды – во втором круге постараемся улучшить свою позицию. Все понимают, что у нас есть потенциал роста, потому что мы далеко не всегда показываем свою лучшую игру. Пока попадание в шестерку по итогам первого круга позволило нам квалифицироваться в четвертьфинал Кубка Польши. 23 января сыграем с «Заверце».

– В чем основная разница между российским и польским чемпионатами?

– Если в общих чертах, то в чемпионате России волейбол более силовой. У нас нет такой вариативности игры, как в Польше – это касается и атаки, и подачи. В польской лиге игроки очень разносторонне подготовлены и это добавляет зрелищности. Один и тот же волейболист может и сильно ударить, и скинуть, и отыграться от блока. Почти все команды играют в таком стиле. С техническим оснащением у ребят всё в порядке – в чемпионате много игроков различных национальных сборных: в Польше на площадке одновременно может быть три легионера.

– Вам приходится перестраиваться?

– Нет. Я всегда был сторонником вариативной игры в атаке. А действия в конкретном матче зависят от тренерских установок – бывают соперники, с которыми нужно использовать только силовое нападение. С другими нужно добавить скидки.

– Как вам в целом уровень чемпионата Польши?

– Он достаточно высокий. Польша – чемпион мира, при этом игроки сборной крайне редко уезжают за границу. Сейчас в «Локомотиве» играет Джизга, в Японии – Кубяк, в Италии – Беднож. То есть чемпионат Польши позволяет игрокам достигать такого уровня, что они два раза подряд выигрывают чемпионат мира. На клубном чемпионате мира польские клубы на равных сражались с «Факелом» – командой восходящих звёзд России. «Ольштын» в первом матче неожиданно для меня навязал борьбу «Кузбассу», хотя в чемпионате Польши замыкает десятку. В этом случае наверняка сказалась разница в стиле игры. Кемеровчане оказались к нему не готовы. Мы «Ольштын» обыграли 3:0 в первом круге и 3:2 – во втором. Ничего особенного в этой команде я не увидел.

«НА КОМАНДНОМ УЖИНЕ ПРОЧИТАЛ РЭП»

– Читал в польской прессе, что ваш напарник Михал Филип конфликтует с фан-клубом «Радома» и на одной из последних игр даже показывал фанатам средний палец. Как у вас складываются отношения с публикой? 

– «Радом» – армейский клуб и на фан-сектор приходят не только поклонники волейбола. Там очень активные ребята, которые постоянно поют песни, поддерживают, колотят в барабаны. После матчей есть традиция обязательно подходить к сектору и благодарить фанатов вне зависимости от результата. В какой-то момент Михал перестал это делать. Честно говоря, я не уточнял, что у него произошло с фанатами. У меня с болельщиками хорошие отношения, пока ч